Налоговые известия - издательский дом

Журналы для бухгалтеров и ИП 
Республики Татарстан

+7 (843) 200-94-78 (88)
nalog-iz@mail.ru
Из первых уст
Без-имени-1
Татьяна Лотоцкая:
«Электронный листок нетрудоспособности: первые результаты реформы»

С 1 июля 2017 года вступил в силу Федеральный закон от 1 мая 2017 г. № 86­ФЗ, согласно которому медицинские учреждения наряду с традиционными бумажными листками нетрудоспособности стали выдавать и электронные. О первых результатах внедрения таких листков нетрудоспособности и их основных преимуществах для граждан и работодателей рассказала руководитель департамента организации обеспечения страховых выплат ФСС России Татьяна Викторовна Лотоцкая.

Без-имени-1
Михаил Мишустин:
«Исполнять свои налоговые обязательства для гражданина должно быть удобно»

Михаил Владимирович возглавляет ФНС России с 2010 года и является одним из идеологов внедрения ИНН, системы одного окна. Именно под его руководством Федеральная налоговая служба перешла на электронный документооборот. Можно ли говорить о завершении реформирования ФНС России и подводить итоги?

Михаил Мишустин: «Исполнять свои налоговые обязательства для гражданина должно быть удобно»
Михаил Мишустин: «Исполнять свои налоговые обязательства для гражданина должно быть удобно»

Михаил Владимирович возглавляет ФНС России с 2010 года и является одним из идеологов внедрения ИНН, системы одного окна. Именно под его руководством Федеральная налоговая служба перешла на электронный документооборот. Можно ли говорить о завершении реформирования ФНС России и подводить итоги?

 

– Михаил Владимирович, проведена колоссальная работа по реформированию ФНС. На что делалась ставка в этой работе?

– За 27 лет существования Федеральной налоговой службы, конечно, многое произошло, многое поменялось. Эти достижения – огромная заслуга всего коллектива, в том числе и Минфина. На что делался упор? Во всех налоговых администрациях мира существует две грани – фискальная и сервисная. Если говорить о Российской Федерации, то, наверное, с самых первых шагов (а я работаю с 1998 года), в российской налоговой службе старались делать упор на сервисность, как бы это странно для кого-то не звучало. Мы убеждены: исполнять свои налоговые обязательства для гражданина должно быть удобно. Делать это просто и комфортно позволяют информационные технологии.

Построение современной системы налогового администрирования было базово продумано. Это касается и принятия Налогового кодекса, и правил администрирования. Так, нам удалось избежать ошибок, которые в большом количестве присутствовали в современных системах налогового администрирования других стран. Это и благодаря ИНН, и подходу к налогоплательщику с помощью сервисности или линейки личных кабинетов, то есть использовать возможность платить налоги в удобном вам месте и в удобное время, мало контактируя непосредственно с налоговой службой. На сегодняшний день практически все взаимоотношения между налоговой и налогоплательщиками формализованы в электронном виде. Поэтому, если пользователь, физическое лицо или компания, умеет работать с ЛК, то, как правило, все вопросы они могут решать, не приходя в налоговую службу.

Именно минимизация контакта, снижение административного давления стали, если хотите, такими драйверами работы налоговой службы в последние несколько лет. Упор на клиентоориентированность был сделан. Налогоплательщики, надеюсь, это чувствуют.

– «Серый» сектор экономики. Что сделано для вывода бизнеса из него? Каковы его объемы?

– Во-первых, точно говорить об объеме «серого» сектора сложно. «Серый» сектор – это экономика, которая не видна в легальном поле.

Что такое «серый» сектор? Например, фрилансеры. Зачастую самозанятые граждане не платят налоги. Они не заполняют декларацию по НДФЛ, не покупают патент. Они могут нигде не отражать свой доход. К «серому» сектору можно отнести и тех, кто каким-то образом ввозит на территорию страны какой-либо товар и не платит таможенных пошлин.

Итак, оценить объемы сложно. Но что сделано в Российской Федерации? С точки зрения сокращения разрыва в легальном секторе? Снова вспомним про НДС. Это очень важный налог. Он практически сопровождает каждую операцию. Любые попытки обналичивания, перевода денег в низко налоговую юрисдикцию моментально отразятся на НДС. Вопросов по этому налогу у ФНС возникает в настоящее время минимум – 1% от всего объема. С момента ввода системы АСК НДС число сомнительных операций сократилось в восемь раз. 15 миллиардов операций ежегодно отслеживаются налоговой службой в онлайн-режиме.

Такое администрирование позволяет постоянно сокращать количество выездных проверок. В случае если возникают вопросы по какой-то операции налоговая направляет не проверку, а уведомление, в котором указано, что в определенной операции содержится неуплаченный налог на добавленную стоимость. ФНС просит уточнить свои налоговые обязательства или пояснить ситуацию. Это те методы, которыми предпочитает действовать Федеральная налоговая служба: не оказывать на налогоплательщика фискальное давление, а договариваться с ним. При этом налогоплательщики исполняют свои обязательства добровольно. Таких становится все больше.

– Кто из налогоплательщиков самый аккуратный?

– Мне кажется, аккуратность налогоплательщика зависит не от формы и размера собственности, а от его внутренней культуры. Нам, налоговикам, все равно, кто более аккуратный. Главное, чтобы закон был применен ко всем одинаково. Это важно!

На самом деле большой проблемой является недобросовестная конкуренция. Когда кто-то не платит налоги, не платит таможенные пошлины, а потому его товар дешевле, то он злоупотребляет правом. Аккуратность в исполнении своих обязательств позволяет создавать среду добросовестной конкуренции во многих секторах экономики.

– Какие налоги самые сложные или самые проблемные в администрировании?

– Наверное, налог на добавленную стоимость является самым сложным. С ним связана необходимость отслеживать огромное количество операций. Могу сказать, что здесь мы справились. Наша информационная система покрывает практически 100% операций, связанных с этим налогом.

Вообще непросто строить систему налогового администрирования, если не подходить комплексно. Это и соответствующее место налогоплательщика, и необходимые ресурсы, содержащие информацию о налоговой отчетности компаний, и линейка личных кабинетов, позволяющих налогоплательщикам быстро и удобно исполнять свои налоговые обязательства. Могу сказать, что на сегодняшний день мы справились с основными вызовами, для того чтобы построить хорошо функционирующую систему.

– Почему реестр ЗАГС поручили ФНС России?

– ЗАГС – это записи о нашем народонаселении. ЗАГСы ведут записи от рождения человека до его смерти, фиксируют все изменения (бракоразводные, смена ФИО и т.д.). Эти параметры определяют статус субъекта права (физического лица) в Российской Федерации. К сожалению, до недавнего времени эти учреждения не были объединены общей информационной базой. Отсюда возникали определенные накладки, ошибки у ведомств, которые напрямую пользуются информацией ЗАГСов (Фонд медицинского страхования, миграционная служба, Фонд медицинского и социального страхования, ФНС России и другие). Ошибки приводили в том числе и к увеличению трансфертов из федерального бюджета. Чтобы этого не происходило, ФНС России создала специальный Реестр, в котором содержится вся необходимая информация, обновляющаяся практически онлайн.

– Нуждается ли система налого-обложения транснациональных интернет компаний в России в изменении для увеличения сборов?

– Конечно, бывает, что компании, работающие в тех или иных странах, пытаются «оптимизировать» свои налоговые обязательства. Существуют так называемые взаимосогласительные процедуры, применяющиеся в других странах, чтобы решить, как распределить налоги на прибыль той или иной компании, ведущей бизнес не в одной стране. Процедура эта достаточно сложная. В мире идет много разговоров о том, что необходимо выработать единые методологические подходы для подобных случаев.

Мы в России поступили несколько иначе. В США, например, НДС нет, но у нас такой налог существует. Поэтому мы ввели НДС на электронные услуги, которые иностранные компании провайдеры оказывают российским физическим лицам. Это был очень неплохой проект. Мы смогли поставить на учет большое количество компаний, а точнее 131, в том числе и крупнейшие.

– Криптовалюта. Как, по-вашему, надо подходить к налоговым аспектам обращения криптовалюты?

– Назвав что-либо криптовалютой, нужно понимать, что это еще не деньги. Чтобы стать деньгами ей нужно пройти довольно длинный путь. На сегодняшний день криптовалюта – это финансовый инструмент. Мы к нему аккуратно относимся. Министерство финансов и Центральный банк сейчас много говорят о том, что налогообложение должно вестись, как и в случае с финансовыми инструментами. Но отношение к криптовалюте, как и к деньгам, не совсем верное.

Еще необходимо определиться в том, что это такое, ввести соответствующее понятие в законодательство. После этого можно перейти и к налогообложению. Я считаю, что облагать налогом такие операции необходимо.

– Сегодня все говорят о глобальной мировой цифровизации. Вы предлагаете использовать новейшие цифровые технологии для повышения эффективности работы налоговой службы. Какие новые возможности они могут дать?

– Цифровизация – это такой мировой тренд. Мир меняется. Трансформация экономики в цифровую среду формирует новый класс налогоплательщиков. В мире произойдет серьезная трансформация рабочих мест и экономики, связанная с использованием прорывных технологических решений. Это и роботизация определенных рабочих специальностей, и биометрия, и мобильные приложения и так далее.

Те же мобильные приложения в настоящее время становятся частью естественной среды, в том числе и среды налогоплательщика. Если говорить о налоговом администрировании, именно мобильные приложения помогают прийти в натуральную среду налогоплательщика и очень аккуратно туда встроиться. Такое встраивание позволит ФНС без какого-либо давления осуществлять все необходимые функции.

Например, те онлайн-кассы, которые работают в Российской Федерации, позволяют вообще отказаться от кассовой отчетности. Ее просто нет. Налоговая в режиме онлайн получает всю необходимую информацию. Раньше такой отчетности было 9 форм.

Тем, кто находится на упрощенном налогообложении и применяет новую ККТ, можно не сдавать отчетность. Зачем она нужна, когда вся информация поступает адресно и в соответствующем виде?

Цифровизация – это и новые вызовы и новые возможности. Для налоговой службы тут возможность расширять сервисность, возможность дистанционно проверять налогоплательщиков.

– Что Вы считаете главным достоинством российских налоговиков?

– Наверное, главное достоинство – это преданность делу. Оно у нас непростое, и без такой мотивации работать очень и очень сложно.

– А главная проблема?

– Наверное, коллеги скажут о том, что у многих не самая высокая зарплата. Но я назову вам проблему немного другую. Мне кажется, что иногда недовольство части общества работой налоговых инспекторов или другими работниками Федеральной налоговой службы очень сильно обижает тех людей, которые исполняют свой долг.

www.iqnalog.ru

 

Журнал «Налоговые известия» №9 (май) 2018 года

МРОТ 9 489 рублей
Ключевая ставка - 7,25%
Портрет
Без-имени-1
Ахметшина Альфия:
«Для меня моя работа, моя бухгалтерия – это песня!»

Всегда вызывает уважение тот, кто остается верен своей профессии и продолжает любить ее даже после выхода на заслуженный отдых. Такой человек всегда сохраняет свой профессионализм и может поделиться бесценным опытом с молодыми специалистами, только что вышедшими из стен учебных заведений. О том, как профессия может сделать человека счастливым, мы беседуем с Альфией Ахметшиной, посвятившей свою жизнь бухгалтерской профессии.