Налоговые известия - издательский дом

Журналы для бухгалтеров и ИП 
Республики Татарстан

+7 (843) 200-94-78 (88)
nalog-iz@mail.ru
Налоговые известия РТ

№ 18 (сентябрь)

Заполняем новую форму счета­-фактуры
с 1 октября 2017 года

Заказать бесплатный номер журнала
Заказать бесплатный номер журнала Подписаться
Спецрежим

№ 9 (сентябрь)

ФНС поделилась,
какие нарушения допускают «упрощенцы»

Заказать бесплатный номер журнала
Заказать бесплатный номер журнала Подписаться
Из первых уст
Без-имени-1
Ринат Тагиров:
«Комитет ТПП РТ регулярно проводит различные мероприятия по широкому обсуждению существующих проблем в области природопользования и охраны окружающей среды»

Как известно, 2017 год объявлен в нашей стране Годом экологии. Вопросы взаимодействия с профильными ведомствами актуальны для многих предпринимателей как Татарстана, так и всей страны. В связи с этим мы обратились к председателю Комитета по экологии и природопользованию ТПП РТ, генеральному директору ООО «Центр экологического консалтинга и аудита» Ринату Борисовичу Тагирову, который рассказал о работе комитета, призванного защищать интересы предпринимателей.

Без-имени-1
Марат Сафиуллин:
«Эффективность администрирования страховых взносов после передачи полномочий налоговой службе однозначно повысилась!»

О налоговых льготах для бизнеса, о внедрении онлайн­касс с 2017 года, об администрировании страховых взносов налоговой службой и не только мы побеседуем с руководителем УФНС России по РТ Сафиуллиным Маратом Адиповичем.

Павел Медведев: «Рыночная экономика более устойчива, чем плановая…»
Павел Медведев: «Рыночная экономика более устойчива, чем плановая…»

Сегодня много говорится о финансовом кризисе, который переживает наша страна. Но ведь кризис имеет свои предпосылки, свою историю возникновения. Какова она? А главное, как преодолеть актуальные для нашей страны экономические проблемы? Об этом и о многом другом мы беседуем с Павлом Медведевым, российским политическим деятелем, ученым­экономистом, депутатом ГД РФ первого, второго, третьего, четвертого, пятого созывов, финансовым омбудсменом.

– Павел Алексеевич, Вы посвятили экономике всю жизнь. Почему Вы выбрали для себя именно этот путь?

– Начну с того, что я этот путь не выбрал, а забрел на него совершенно случайно.

По образованию я математик и даже кандидат физико-математических наук. В 1968 году я поступил на работу на экономический факультет МГУ на кафедру математических методов анализа экономики. Эта кафедра обеспечивала преподавание математики на факультете, чем я и собирался заниматься всю оставшуюся жизнь. Однако вскоре кафедру возглавил замечательный экономист Станислав Сергеевич Шаталин, а меня назначили его заместителем.

Станислав Сергеевич, к сожалению, почти 20 лет, как умер, был человеком увлекающимся, а идея математизации экономической науки была тогда очень модной. Ему хотелось сделать нашу кафедру лучшей кафедрой математической экономики в мире. Это желание вступало в его логике в противоречие с тем, что его заместитель был не экономистом, а математиком. «Ты должен сделаться доктором экономических наук», – твердил он мне чуть ли не каждый день. В конце концов я сдался… Потом много лет об этом жалел.

Для математика естественно войти в экономику через статистику. Я стал изучать статистическую связь между плановыми и фактическими показателями народного хозяйства СССР. К своему удивлению, я обнаружил, что статистические факты с планами связаны очень слабо, и решил, что причина этого в плохих методах составления плана. Попытался понять, как составляются планы, и обнаружил, что план, во всяком случае годовой план функционирования экономики страны, который номинально являлся основой управления народным хозяйством, даже теоретически составить невозможно. Это слишком сложная задача, непосильная даже с условием использования современных компьютеров. Вспомним, что планы в СССР начали составлять с конца 
20-х начала 30-х годов прошлого века, когда основным инструментом экономистов были счеты.

Об этом я написал в своей докторской диссертации. На факультете ее удалось успешно защитить, но ВАК (Высшая аттестационная комиссия) такую дерзость пропустить не могла и защиту не утвердила.

После этого удара моя жизнь на факультете стала очень тяжелой. Дело шло к увольнению. Из последних сил я написал и защитил новую диссертацию. Впрочем, получить одобрение ВАК у меня шансов практически не было. Я явился на заседание Высшей аттестационной комиссии. В зале заседаний за огромным овальным столом сидели порядка 50 ученых мужей, и перед каждым из них лежала газета «Московские новости». Шел 1987 год, газеты начали позволять себе некоторые вольности, и редактор «МН» решился в этот день опубликовать мою статью о планировании в СССР под заголовком «Нас унижающий обман». А публикацию в газете в те времена расценивали почти как постановление ЦК КПСС, и никто из членов совета ВАК не решился проголосовать против моей диссертации. С тех пор я доктор экономических наук.

– Как Вы можете охарактеризовать современную ситуацию, сложившуюся в российской экономике?

– Я встревожен. Почти так же сильно, как во времена работы над докторской. Тогда я понимал, что экономика СССР вскоре рухнет, так как она держалась на эфемерном плановом фундаменте. Тогда руководство страны надеялось на плановое управление, в то время как план составить в принципе было невозможно. Теперь экономика худо-бедно рыночная. Рыночная экономика более устойчива, чем плановая, но искушать судьбу я бы поостерегся.

– В чем исторические причины сложившейся ситуации, по Вашему мнению?

– Ничего остроумного в ответ я не могу сказать. Придется повторить сказанное другими. К 1917 году в России не были созданы полноценные институты управления уже сложной к тому времени экономикой огромного государства. Речь идет о гражданском обществе, независимой судебной системе, эффективной полиции и т.п. Советская власть разрушила то немногое, что было создано к тому времени. Восстановить, а тем более сформировать в населении уважение к закону, к частной собственности нелегко.

– Современная экономическая ситуация складывалась в буквальном смысле слова на Ваших глазах. Какие ошибки были сделаны? Можно ли их исправить и каким образом?

– Многое из того, что делалось после крушения советской власти, совершалось впопыхах, в состоянии «прижатости к стенке». Многие считают, что Егор Гайдар ошибся или даже намеренно навредил, «отпустив» цены в 1992 году. На самом деле у него не было выбора. Отсутствие выбора осознавали все, кто понимал, как обстоят дела с продовольствием, в том числе Борис Николаевич Ельцин. При нем была сформирована служба, которая вагоны с мукой, шедшие в город, где запасов хлеба оставалось на два дня, перенаправляла туда, где его запас был исчерпан полностью.

Гайдар в сентябре-октябре 1991 года подготовил речь Ельцина, где было сказано: «Мы отпустим цены с 1 января 1992 года». Ельцин передал текст на обсуждение советникам. Среди них был и я. В тексте рукой Бориса Николаевича была сделана правка: «Мы отпустим цены еще в этом году». В ходе горячих споров именно благодаря настойчивости Гайдара был восстановлен первоначальный вариант.

– Пожалуйста, поделитесь своим опытом многолетней работы в финансовой сфере. На что прежде всего следует обращать внимание в финансовом развитии страны?

– Прежде всего нужно осознать, что финансы вторичны, если не третичны. Финансы могут пребывать в здоровом состоянии только тогда, когда они обслуживают здоровую экономику и социальную сферу. А если последние будут хромать (а сегодня они реально «хромают на все четыре лапы», фактически не имея нормально функционирующих институтов, таких как суд, полиция, гражданское общество) предъявлять претензии к финансовой сфере бессмысленно.

– К сожалению, сегодня одна из острых проблем – проблема закредитованности как граждан, так и предпринимателей. Одна из причин этого – недостаточный уровень финансовой грамотности. Какие основные «правила безопасности» в этом ключе можно перечислить для наших читателей?

– Этим вопросом Вы мне напомнили, что я не включил в ряд необходимых институтов Парламент. Если бы у нас был сильный независимый Парламент, я бы посоветовал ему создать механизм борьбы с закредитованностью, подобный тому, что десятки лет существует в других странах. Главными деталями этого механизма являются реструктуризация долга (изменение графика платежей со снижением ежемесячных выплат и удлинением сроков обслуживания долга) и банкротство (продажа того имущества должника, которое по закону можно у него изъять, с тем, чтобы он мог продолжить жизнь в терпимых человеческих условиях, и прощение оставшегося долга).

Обычно за границей проблема больших долгов решается судом на основании специального закона. У нас такой закон вступил в силу 1 октября 2015 года. Правда, чтобы воспользоваться им, закредитованному человеку нужно взять в займы еще порядка 100 тысяч рублей. Ясно, что это практически невозможно, и закон фактически не работает.

Для решения драмы небольших задолженностей придуман институт финансового омбудсмена. Такой институт существует во всех цивилизованных странах. Есть он и в России, и мне выпала честь его возглавлять. Беда в том, что в нашей стране он не опирается ни на какой закон, даже на такой малоэффективный, как упомянутый выше закон о банкротстве физических лиц. Ясно, что без закона возможности финансового омбудсмена не адекватны проблеме закредитованности населения.

Дело за малым – избрать в сентябре сильный независимый Парламент и просить его исправить один закон и принять другой.

Беседовала

Маргарита Подгородова

Журнал «Налоговые известия РТ» № 15-16 (август) 2016 года

 

МРОТ 7800 рублей
Ключевая ставка - 9%
Портрет
Без-имени-1
Ахметшина Альфия:
«Для меня моя работа, моя бухгалтерия – это песня!»

Всегда вызывает уважение тот, кто остается верен своей профессии и продолжает любить ее даже после выхода на заслуженный отдых. Такой человек всегда сохраняет свой профессионализм и может поделиться бесценным опытом с молодыми специалистами, только что вышедшими из стен учебных заведений. О том, как профессия может сделать человека счастливым, мы беседуем с Альфией Ахметшиной, посвятившей свою жизнь бухгалтерской профессии.